Несовпаденье
Кохановский Игорь

Несовпаденье

315 Р
Купить книгу:

Игорь Кохановский заслуживает читательского внимания и любви не только потому, что написал две всенародно известные песни — «Бабье лето» и «Ты мне веришь или нет?», и не только потому, что его «Млечный путь» из «Большого космического путешествия» был гимном детства нескольких поколений. Кохановский — друг Высоцкого, высоко ценимый им поэт, мастер поэтического повествования, точного синтеза поэзии и прозы. Его лирика с семидесятых годов до нынешнего времени являет пример непосредственности, естественности, даже разговорности — но за ее простой и бытовой интонацией — огромный опыт, высокая культура стиха и абсолютная человеческая надежность.
Кохановский — один из славной плеяды московских городских лириков-семидесятников, с годами становящийся все откровеннее, яснее и милосерднее. Такого собеседника сегодняшнему читателю остро не хватает. Поэмы и лирика Игоря Кохановского — отличный пример сопротивления казенщине, пошлости, зверству: в них есть благородство, открытость, прицельная точность слова.
Дмитрий Быков
«Уехать с другом заодно —
И лечь на дно».
В. Высоцкий

…Из Магадана Гарик Кохановский через Володю Высоцкого переслал мне книжку своих стихов, надписав её: «Смехову Венечке о весёлом времечке»… Это было лет 40 назад, в подцензурной советской действительности, когда песни его друга вольными птицами совершали незаконный полёт. «Весёлое времечко» отразилось в ранних — и сразу всесоюзно-знаменитых стихах Гарика: «Это осень, значит, скоро — бабье лето, бабье лето»… Высоцкий любил исполнять этот «кохановский хит». В новой книжке поэта схвачен парадокс нашей истории. О себе, добровольце-журналисте в лагерном краю 60-х годов, он сегодня пишет, что тогда в Магадане «не хватало кислорода, а я свободнее дышал»… И это было правилом чести для образованных, осмысленных граждан СССР: пренебрегая официозной, «секретарской» литературой, дышать свободным самиздатовским воздухом. А в новое бесцензурное время правило стало исключением: «Веков оборванная нить — как обескровленная вена»… Любовная лирика Игоря (Гарика) не сверяется уже с бонтоном Союза советских писателей, она стала более открытой, прямой, личной. Но рукой поэта-гражданина Кохановского водят печаль и гнев. Он «волк-одиночка, чужой для стаи». А кто лидирует в стаях нынче? «Попасть во власть, считай, пропасть — не в кайф таланту и не в масть». Стихи горькие, честные и безутешные. Но, слава богу, душа находит и сегодняшней культуре осколки «весёлого времечка»…
Вот о поэте Д. Б., например: «На иронической волне бросает в печь дрова-слова, зажечь способные вполне».
Моё миролюбивое и нелитературоведческое око утешно улыбнулось, когда в стихах Коханов­ского узрело добрую антитезу мрачному лейтмотиву.
Лейтмотив: «Поэтом можно и не быть, но мизантропом стать придётся».
Антитеза: «Раз всё-таки такие залы есть, то, может быть, ещё не всё пропало!»
Вениамин Смехов

Изд-во:Геликон Плюс
ISBN:978-5-93682-826-3
Переплёт:твердый
Страниц:268
Формат:84*108/32
Год:2012